Сведения о медицинской организации

Дата государственной регистрации: 31.01.2002

Права учредителя осуществляет министерство здравоохранения Тульской области.
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022

История учреждения

Дата размещения (обновления) информации: 18.04.2022
panorama

«Тульский центр медицинской профилактики и реабилитации им. Я.С. Стечкина» был основан в 1936 г. заслуженным врачом РСФСР Яковом Сергеевичем Стечкиным именно как реабилитационное учреждение для больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, последствиями ранений и травм, болезнями кожи. Первоначальное название Центра – Косогорская водогрязелечебница – отражало преимущественно используемые методики лечения с помощью минеральных (шлаковых) вод и грязей (водо грязелечение). В то время, да и на протяжении почти 40 лет, это был единственный в Туле центр после госпитального этапа медицинской помощи. Многие бойцы Красной Армии и труженики тыла поправляли свое здоровье в лечебнице, активно работавшей в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. Сегодня в реабилитационном центре бережно хранятся толстые гроссбухи, исписанные сотнями отзывов благодарных пациентов. Незабываемое впечатление производят слова благодарности, написанные на пожелтевшей бумаге «вечным» пером!

Шли годы, менялось название, лечебница стала Бальнеологической лечебницей, затем Центром реабилитации и восстановительной медицины. Появлялись новые методики, накапливался опыт, постоянным оставалось одно – неизменно высокое качество лечения и взвешенный подход к каждому пациенту. Сегодня мы уже не ограничиваемся в лечении опорно-двигательным системы, а успешно проводим реабилитацию больных с последствиями инсультов, поражением нервов лица и конечностей, нарушениями трофики тканей (в т. ч. трофическими язвами, мышечными атрофиями), многими заболеваниями урогенитального тракта (например, хроническим простатитом), хроническими головными болями и болью в спине. Конечно, по-прежнему высокоэффективно проводится нами лечение псориазов, артритов и артрозов, радикулита и суставных контрактур. Не так давно в Центре начало развиваться косметологическое направление – лечение целлюлита, программы по снижению веса и общему оздоровлению организма. Обращаются за помощью и в целом здоровые люди, желающие восстановить сон, избавиться от утомляемости и беспокойства, почувствовать себя бодрыми и полными сил.

Профильные заболевания каждого лечебно-профилактического и реабилитационного учреждения естественно зависят от количества и качества используемых средств и методик лечения. В этом отношении Центр медицинской профилактики и реабилитации им Я.С. Стечкина поистине уникален! Основой наших курсов служит бальнеотерапия (лечебные грязи, минералы и минеральные воды, которые  дополняются  традиционной физиотерапией, аэро и гидротерапией. При необходимости квалифицированные врачи Центра назначают пациенту курсы аллопатической, гомотоксикологической и фитотерапии.

Все это позволяет значительно расширить список заболеваний, при которых показано лечение в Центре.

Здание Центра оборудовано пандусом, безбарьерным входом  для маломобильных групп граждан и инвалидов, свободным проходом к регистратуре.

На сегодняшний день «ТОЦМП и Р им. Я.С. Стечкина» пользуется заслуженной славой среди жителей не только Тульской, но и сопредельных областей и это при том, что информация о центре передается «из уст в уста», а не навязывается с глянцевых страниц всевозможных популярных журналов. Мы не тратим денег на рекламу, мы помогаем людям!

Тульского хирурга Якова Стечкина называли рыцарем медицины и «бабьим богом»

(печатается с разрешения редакции портала MySlo)

Яков Сергеевич Стечкин был интересным и талантливым человеком, врачом-универсалом и хирургом-виртуозом, о котором слагали легенды.

Имя прославленного врача носит Тульский областной центр медицинской профилактики и реабилитации на Косой Горе.

Каким он был, этот хирург и человек, память о котором не стерли долгие годы, Myslo рассказывает Наталья Алексеевна Толкачева, заведующая отделом современности Алексинского художественно-краеведческого музея:

– Стечкины – старинный дворянский род, известный еще со времен Ивана Грозного. Были в их роду и военные, и чиновники.

Яков Сергеевич Стечкин родился в селе Холмогоры Архангельской губернии 1 августа 1889 года в семье туляка, политического ссыльного, журналиста и литератора (псевдоним Сергей Соломин) Сергея Яковлевича и акушерки-фельдшерицы Марии Егоровны Стечкиных.

В семье было трое детей: дочь Александра (1887-1963), сыновья Яков (1889-1955) и Борис (1891-1969). Александра родилась в Одессе, Борис – в деревне Труфаново Алексинского уезда Тульской губернии.

Старшая сестра Александра, младший брат Борис и Яков Стечкины.

Учился Яков в Туле, жил у знакомых. Было трудно, порой голодно. В реальном училище он не был лучшим учеником, но имел склонность к естественно-научным предметам и к истории.

В 1907 году Стечкин окончил училище и по-ступил в Московский университет на медицинский и юридический факультеты, в школу живописи, ваяния и зодчества.

Но учеба была прервана. В 1912 году за помощь в побеге политическому заключенному Стечкина выслали в Суходол на два года под негласный надзор полиции. Яков попросил мать не беспокоиться о нем и изъявил желание работать с нею рядом в больнице – для практики. В ветхой земской больничке Яков начал свой путь в большую медицину. Стечкин помогал людям, и о молодом лекаре заговорили…

Яков Стечкин в студенческие годы. Фото сделано примерно в 1912 году.

Тайком он выезжал из Суходола в Москву на курсовые экзамены в университете. Окончился срок ссылки, а с ним и годы учебы. Правда, завершить образование на юридическом факультете и в школе живописи ему не удалось.

Шла Первая мировая война. На фронт ехали военные эшелоны, с фронта – санитарные поезда. Нужно было много врачей и медсестер. В ноябре 1914 года Стечкина мобилизовали в армию и отправили на Кавказский фронт. Вместе с мужем поехала на фронт, став медсестрой, Ксения Борисовна Буренко. В 1918 году, демобилизовавшись, Яков Сергеевич вернулся домой и начал организовывать участковую больницу.

Сентябрь 1918 года. Гражданская война. Опять фронт, опять дни и бессонные ночи фронтового хирурга, нечеловеческая усталость, людские страдания.

Однажды во время операции Яков Сергеевич поранил большой палец правой руки. Началось нагноение. Чтобы избежать заражения крови, потребовалась операция. Ее сделали, но неудачно, палец остался изуродованным. Стечкина отправили в тыловой госпиталь в Тулу. Вскоре ему доверили заведование хирургическим отделением на 250 коек.

Веселый характер, чуткое отношение к больным, умение найти подход к каждому, удачные операции принесли Стечкину заслуженную популярность. Ему прочили большую карьеру ученого. Сам же Стечкин говорил, что врачу надлежит быть не там, где ему хорошо, а там, где он больше всего нужен страждущим людям. Пусть даже в самом глухом захолустье. И в 1922 году Стечкин уехал в Алексинскую больницу, где уже восемь лет никто не оказывал людям хирургической помощи. А в его семье уже росли 3-летний сын Олег и 2-летняя дочка Женечка.

На доктора-новичка свалилась масса забот: неотложная хирургия, гинекология, патологические роды, должность гарнизонного хирурга города, судебно-медицинская экспертиза, хлопоты с роженицами… Пришлось самому принимать роды у жены, едва не окончившиеся трагически. А доктор получил шуточное и благородное прозвище «бабий бог».

Яков Сергеевич, со временем ставший заведующим больницей, расширил владения старой за счет пустовавшего дома, начал строить в алексинском бору больницу на 100 мест, амбулаторию. В 1927 году новостройка распахнула двери для приема больных по всем специальностям. В 1932 году Московский областной отдел здравоохранения провел конкурс на лучшую больницу. Алексинская получила третью премию.

Стечкин постоянно учился. В Алексине работали прекрасные специалисты, сюда приезжали С. С. Юдин, А. В. Вишневский, Н. Н. Бурденко и другие столпы медицины, которые с уважением относились к Якову Сергеевичу.

Стечкин добился создания в Алексине женской и детской консультаций, организовал тубдиспансер и работу по охране детей и подростков. Алексинцы могли получать разнообразную медицинскую помощь по хирургии, гинекологии, уху, горлу и носу, глазным и внутренним болезням. То были времена, когда от врача требовалась универсальность. Он и терапевт, и окулист, и хирург, и гинеколог…

Стечкин постоянно совершенствовал методы лечения различных болезней: занимался пересадкой желез внутренней секреции (омоложением) организма, нейрохирургией, разрабатывал меры борьбы с эпидемией, нашел успешные приемы оперирования рака нижней губы, который часто бывает у курильщиков. Особый интерес доктор Стечкин проявлял к борьбе с раком желудка.

Медицинский и обслуживающий персонал Алексинской больницы, 1930 год.

За самоотверженную работу на ниве народного здравоохранения Яков Стечкин в 1933-1935 годах был избран депутатом Алексинского горсовета. В Алексине он прослужил 12 лет, прооперировал 12 тысяч больных. В Алексине родились два сына: Игорь (1922 г.) и Мстислав (1924 г.).

В последних числах января 1935 года Яков Сергеевич вступил в должность хирурга и заведующего Косогорской больницей. Три тысячи сложных операций – таков итог работы хирурга Стечкина на Косой Горе до июня 1941 года. В первый же день гитлеровского нападения Яков Сергеевич был мобилизован, а через два дня начал работать  в тульском госпитале.

Оперировать приходилось чуть ли не сутками. У Стечкина не было последнего часа работы – был последний больной.

Яков Сергеевич ампутировал руки и ноги только в самых исключительных случаях, когда другого выхода из создавшегося положения не было.

В дни большой опасности для Тулы госпитали города были эвакуированы. Яков Сергеевич со своим госпиталем оказался в городе Бузулуке. На Косую Гору вернулся в июне 1942 года. И опять работа без отдыха и срока, раненые, операционная, палаты с выздоравливающими, прием гражданских больных… В 1943 году приказом по Брянскому фронту Яков Сергеевич был награжден орденом Красной Звезды.

Он никогда не стремился к наградам и званиям. Будучи главным хирургом 15-й воздушной армии, оставался в скромном звании майора.

Командование 15-й воздушной армии в 1944 году наградило ведущего хирурга, майора медицинской службы Якова Стечкина орденом Отечественной войны II степени. И было за что. За четыре года войны Стечкиным проведено более пяти тысяч операций. Он был настоящим рыцарем медицины!

Яков Стечкин на операции.

Сохранились воспоминания его коллег-медиков о работе в период Великой Отечественной войны. Из воспоминаний П. К. Рембези: «Наша совместная работа началась 24 июня 1941 года, когда я оказалась старшей сестрой э/г 1880. Он доверял мне всё. Умел доверять и спрашивать. Спрашивал мягко, но требовательно. Трудолюбие – отличительная черта нашего коллектива, и пример всем – Яков Сергеевич, с его энтузиазмом, работоспособностью, выносливостью. Яков Сергеевич имел огромный авторитет, велика была его популярность, исключительно большой любовью пользовался он у больных. Обаятельный и интересный человек, прекрасный рассказчик. Имел подход и к нянечкам, и к врачам. В него верили и к нему относились, как к божеству, с него старались брать пример молодые врачи. Заботился он о смене, вел большую работу среди медицинской молодежи».

Из воспоминаний врача Я. Г. Ротенберга: «О Якове Сергеевиче Стечкине, с которым мне по-счастливилось работать в период Великой Отечественной войны в э/г 1083 в г. Туле, затем в Бузулуке, хочется сказать много добрых, хороших слов. Это был чистейшей души человек, который с особенной любовью относился к больным. Он без устали, в любое время дня и ночи, а часто несколькими сутками подряд работал у операционного стола, спасая жизнь воинам. Высококультурный, гуманный, он обладал недюжинными способностями в хирургии.

Он был примером человека, который всегда был добродушно настроен, весел, не унывал сам и не позволял падать духом окружающим. Яков Сергеевич Стечкин был своего рода самородком, обладал добрым сердцем, он был душой коллектива. Его медицинские доклады доставляли другим врачам источник новейших данных в лечении хирургических больных. Он являлся как бы аккумулятором стойкости, бодрости и жизнерадостности для сотрудников госпиталя, никогда не унывал, всегда был весел и твердо надеялся на нашу победу».

Закончилась война. Яков Сергеевич вернулся на Косую Гору и стал по-прежнему работать в местной больнице.

– Его старший сын вернулся тяжело раненным, младший – Мстислав – не вернулся с фронта, – рассказывает Наталья Толкачева, заведующая отделом современности Алексинского художественно-краеведческого музея. – В Туле появился госпиталь инвалидов Великой Отечественной войны, ведущим хирургом в котором стал Яков Сергеевич Стечкин. Особенно успешно он занимался резекцией желудка и хирургией конечностей. Другие госпитали и больницы пользовались услугами Стечкина-консультанта. Яков Сергеевич также занимался с молодыми врачами-практикантами, вел большую научную работу, писал научные труды, выступал на съездах хирургов.

Великолепный врач, Стечкин был простым, душевным человеком. Появление его во время обхода в палате было настоящим праздником для больных. Яков Сергеевич присаживался к больному, брал его руку в свою или клал свою на его плечо и сразу же устанавливал с ним дружеские отношения: шутил, расспрашивал, советовал, объяснял, что делать дальше.

Яков Сергеевич написал автобиографический очерк «Записки русского хирурга» (не опубликован), хранящийся в архиве его дочери Евгении. Оказывается, учась на медицинском факультете, Яков Сергеевич не собирался быть хирургом. Он мечтал о психиатрии и психотерапии, увлекался гипнозом, мечтал проникнуть в мир своей воли и души, хотел постигнуть жизнь и душу людей.

В 1947 году Якову Стечкину присвоили звание заслуженного врача РСФСР. На поприще народного здравоохранения Яков Сергеевич проработал более   40 лет, из них 30 – в Тульской области. Им проведено больше 25 тысяч операций.

О Якове Сергеевиче оставили свои воспоминания его дети Олег, Игорь и Евгения в рассказах под общим названием «Отец».

Олег Стечкин, преподаватель ТГПУ имени Л. Н. Толстого, доцент, кандидат наук: «Отец имел пытливый ум, склонность анализировать различные явления. Любя физический труд, отец приучал и нас к этому. Самой большой работой, особенно в зимнее время, была колка дров. Любил отец работать и на земле. Эта любовь привилась детям. До сих пор лопата – мой самый любимый инструмент. А в войну она сослужила мне добрую службу: окапываться я умел.

Наказания в нашей семье не были приняты. Родители старались растить нас в тесном общении с природой. Всё лето мы ходили босиком.

У отца язык был богат, речь образна. Пользовался он нередко и иностранными терминами. Отец никогда не сквернословил, не употреблял нецензурных слов. Он не был хорошим оратором в общепринятом смысле слова, однако его всегда слушали с большим интересом и вниманием.

Хирург по образованию, отец был спортсменом, литератором, художником. Он занимался бегом, боксом, борьбой, лыжами, коньками, плаваньем, увлекался охотой на вальдшнепов, тетеревов, болотную дичь, имел несколько охотничьих ружей, даже шомпольное, двух легавых собак. Охотился не для «трофеев», а ради встреч с природой, которую любил самозабвенно.

В Алексине построил новое больничное здание, прачечную, пекарню, электростанцию; на Косой Горе построил гараж, перестроил здание поликлиники, разбил при ней садик, отремонтировал дом для сотрудников, организовал шлаководолечебницу, построил оригинальный дом для своей семьи – всё это по собственным чертежам.

В доме бывало множество народа. Вечерами играли в карты, музицировали. Отец не пел, слушал. Устраивались танцы. Отец и в них не принимал участия, только иногда довольно забавно плясал. Среди хороших знакомых у нас бывали братья Щедрины, музыканты и охотники. Отец любил беседовать с мужиками, очень уважительно относился к женщинам».

Игорь Стечкин, знаменитый конструктор-оружейник: «Отец всегда был чем-то занят. Вечно занятый, глава семьи уделял детям много внимания. У отца в большом количестве имелись различные столярные и слесарные инструменты. Отец был не строг, но и не излишне мягок, ласков, не многословен, но почтителен. В детях видел и уважал людей. Занимаясь делом, отец привлекал к нему и нас. Птиц и зверей отец любил и никогда не истреблял их безумно. С охоты приносил одну-две птички, зверей вообще жалел. Мы ни разу не видели отца пьяным, хотя знали, что он изредка выпивал.

Отец много работал как врач, но и дома не сидел сложа руки: писал или читал. Он был образцом порядочности и добросовестности. Никогда не жаловался на трудности жизни и терпеть не мог нытиков. Мы давно выросли, сами стали родителями, состарились. Отец всегда хорошо относился к нашим семьям. Наши дети могут гордиться и гордятся своим прекрасным дедушкой».

Евгения Стечкина, архитектор, член Союза архитекторов: «Мы с братом Олегом родились в Туле, он в 1919 году, я – в 1920. Двое младших братьев родились в Алексине – Игорь в 1922 г., Мстислав – в 1924 г. С 1922 г. по июнь 1935 г. наша семья жила в Алексине на улице Радбуж, в доме № 75-а, принадлежавшем Грязновым-Зыковым.

Папа мог всё – перепрыгнуть через двухспальную кровать, сделать сальто на кольцах гимнастического городка, оборудованного им в саду для себя и для нас, вальсировать на льду на фигурных коньках, переплыть в корыте лужу весеннего паводка. Он был охотник. Ружья и всякие охотничьи принадлежности привораживали моих братьев. Олег с 10 лет стал ходить с отцом на охоту.

Папа мог сделать мебель, подшить валенки,  сшить для мамы домашние туфли.

Кроме ружей в доме было много интересных вещей – шкуры волка и медведя, панцирь черепахи, финские лыжи и рулевые сани. Отец был очень своеобразной, яркой личностью и остался в памяти алексинцев как человек-легенда. Попробую описать его внешний облик. Он был оригинален при скромных данных. Выше среднего роста, худощав, сутуловат. Был заметною фигурою в городе. Обычно он брился. Временами носил усы, а иногда отпускал бороду, которая при черных волосах, русых бровях и усах была темно-рыжего цвета. Глаза серые с прищуром, с искоркой, всевидящие, всепонимающие, то насмешливые, то ласковые, то строгие, то добрые. А иногда он делал «тяжелый взгляд», который мы, дети, не всегда выдерживали. Отец был близорук, всегда носил очки, в молодом возрасте – пенсне. Он плохо чувствовал себя в строгой официальной одежде, не терпел галстуков, предпочитал косоворотку или рубашку с вышивкой, с расстегнутым воротником.

Авторитет его среди нас был высок, его значение в семье мы ощущали постоянно, хотя им самим был заведен культ мамы, который мы все поддерживали. Мама была всегда с нами, всегда для нас – сильная, добрая, ласковая, но и строгая. Достаточно было одного ее взгляда, чтобы стало понятно, что можно, а чего нельзя. Родители никогда не унижали нас, уважая в нас личность. Первым другом, с кем можно поделиться, были родители».

В Туле, на главной аллее Всехсвятского кладбища стоит серый гранитный памятник с белым мраморным барельефом. На камне написано: «Стечкин Яков Сергеевич. Заслуженный врач РСФСР». Хоронили его 14 апреля 1955 года. Гроб от Дома офицеров до могилы несли на руках. За гробом шли туляки, косогорцы, алексинцы – великое множество людей, для которых доктор Стечкин был дорогим человеком.

Александр Бочаров

СТЕЧКИН (Из книги «О людях и для людей»)

Ко мне на днях в нашу редакцию заводской газеты «Дзержинец» пришёл наш  замечательный врач-хирург и наш давний рабкор, один из самых уважаемых людей  на Косой Горе Бондо Тариэлович Джалагания.И сказал:«Александр Иванович,вот мои записи-воспоминания,литературно обработайте их и опубликуйте…».Они мне,эти его воспоминания,очень понравились.И потому я счёл нужным их опубликовать,так как они достаточно интересны и познавательны для читателя.Вот что у меня получилось.

– Врач должен начинать свою профессиональную деятельность под руководством опытного врача,это я утверждаю по истечении моей многолетней работы в хирургии, так начинался и мой врачебный путь,– вот с этих слов и начинаются воспоминания Бондо Тариэловича.– В тысяча девятьсот сорок девятом году,после окончания Тбилисского Государственного медицинского института,я был направлен работать в Тулу,то есть,в полное распоряжение областного отдела охраны здоровья  трудящихся.Таким образом,моя мечта работать хирургом осуществилась.
И здесь,уже на Косой Горе,я встретил необыкновенного человека,на мой взгляд,  который идеально воплощал в себе черты гениального хирурга.Это и был Яков Сергеевич Стечкин.О нём я,конечно,уже был наслышан,едва прибыв в Тулу,от курсантов-хирургов,вместе с которыми поселился в общежитии при Тульской областной больнице,где я прожил с сорок девятого по пятидесятый год.
Вот уже с пятьдесят первого года я непосредственно работаю на Косой Горе. Посёлок тогда был районным центром,где имелся хирургический стационар с операционным блоком,а на «Подземгазе»,то есть в посёлке Менделеевском и в селе Зайцево были небольшие стационары с несколькими койками в терапевтических отделениях.В дальнейшем,и к сожалению,мелкие лечебные учреждения были закрыты, потом,правда,эту ошибку стали понемногу исправлять.И я хочу сказать в связи с этим,что чем ближе врач к народу,тем эффективнее его работа.
Таким же вот изумительным врачом,очень близким к народу,любимцем своих пациентов,которые его просто благотворили и обожали,и был тогда Яков Сергеевич Стечкин.Как я уже сказал,я встретился с ним впервые в тысяча девятьсот пятьдесят первом году на Косой Горе.А встреча эта произошла так:в коридоре хирургического отделения здешней больницы,около стола медицинских сестёр,сидел сутуловатый человек в очках,с морщинистым и довольно высоким лбом,имеющий заметно лысеющий череп спереди.Бросились мне ещё в глаза и широко раскрытый воротничок его сорочки,чёрное галифе,заправленные в хромовые сапоги,и белейший халат.В правой руке он держал свой медицинский белый колпак(а точнее – шапочку),причём ногтевая фаланга большого пальца его правой руки была расщеплена,как «щучья» кость. Видимо от перенесённого в молодости воспаления кости пальца.Он сидел и беседовал с сёстрами отделения,о чём-то просто и тихо говорил.И временами добрая улыбка озаряла его лицо.Но более того, что я никак не мог тогда предположить,что этот тихий старичок и есть тот самый знаменитый хирург Стечкин!
Так как я впервые оказался в этой небольшой больнице,то меня,естественно,здесь ещё никто не знал,и сёстры, окружающие этого старичка,да и он сам,на меня не обращали никакого внимания.Они были заняты своим разговором.Но,всё же,одна из них,видимо предположив,что этот молодой человек в белом халате – и есть новый хирург,что-то сказала всем.И все окружившие старичка сёстры дружно взглянув на меня,тут же расступились,полностью открыв его моему взору.
Стечкин(а это был он)слегка привстал,пожал мне руку и сразу же опустился на стул.И тут я увидел,что он очень устал.У него не было даже сил на проявление эмоций и жестикуляций,я понял,что он сейчас отдыхал!И сёстры,что беседовали с ним,тоже это отлично понимали, развлекая его своими разговорами.Но вот Стечкин хитро и весело перемигнулся с сёстрами,с которыми я тут же,и только что познакомился,а затем пригласил меня присесть рядом с ним.Сёстры своеобразно поняв его улыбку,отошли,чтобы нам не мешать поговорить.
Беседа наша продолжалась недолго.Я же видел,как человек сильно устал!Стечкин сразу же мне показался человеком оригинальным и в поведении,и в умении вести беседу,а более всего:как профессионал.И как я в этом имел возможность убедиться позже,он оказался человеком не похожим ни на кого другого.Личностью он был яркой и запоминающейся.
Впрочем,в косогорской больнице в то время(да и несколько позже)я встретил немало замечательных людей и профессионалов.Разве можно забыть нам,например,главного врача и терапевта Алексея Ионовича Шилкина,или хирурга Ивана Акоповича Тумаяна? Обоим в дальнейшем были присвоены почётные звания – «Заслуженный врач РСФСР».И оба они были фронтовиками!Кроме того,Тумаян являлся,одновременно,и заведующим Косогорским районным отделом здравоохранением,и заведующим хирургическим отделением Косогорской районной больницы,а позже с тысяча девятьсот пятьдесят четвёртого года,в течение двадцати лет,он работал главным врачом Тульской областной больницы.
Здесь же,на Косой Горе,я увидел и «женского бога» – акушера-гинеколога Антонину Дмитриевну Загороднюю,рентгенолога,чудо-профессионала,Евдокию Ивановну Радину, зубного врача-кудесника Моисея Григорьевича Левитана,который работал одновременно и главным врачом Косогорской шлаководолечебницы.
Стечкин,правда,выделялся и среди них.В моей памяти для меня – это был человек ни в чём не щадящий себя,вечно погруженный в заботы, в работу,лишь изредка позволяющий себе отдых.Во время нашей той первой встречи Яков Сергеевич и тогда поразил меня своей особенностью.После нашей короткой беседы и знакомства,он вскоре встал,чтобы идти домой,но обратился ко мне с каким-то вопросом:
– Товарищ Джа…га… ния…?!
Я поправил:
– Джалагания…
Но он этого слова,моей фамилии,не мог выговорить и никогда в дальнейшем.Так и звал меня «Джага!».Это,наверное,по ассоциации с очень популярным индийским фильмом того времени «Бродяга».А в тот раз он мне просто сказал:«Товарищ  Джагания,мы с вами ещё встретимся на консультации.Только,прошу вас,разбудите меня к началу.Звоните домой по телефону,боюсь проспать…».Попрощавшись с ним,я вернулся из отделения в поликлинику,где,к моему удивлению,здесь собралось немало больных,в ожидании консультации Стечкина.И не прошло и часа,как я услышал в коридоре чёткий командирский голос санитарки хирургического отделения(ранее работавшей стрелком в местной колонии),приглашающей самого Стечкина по телефону явиться в больницу.
А жил он тут же,в своём доме,прямо на территории больницы.Жена же Якова Сергеевича,добрейшей души человек,Ксения Борисовна,в ответ на это,умоляла её немного повременить:«Он только что уснул…».Однако,всего через несколько минут, Яков Сергеевич опять был в больнице,кивком головы и поднятыми вверх,подчёркнуто шутливо,руками,чуть склонив набок голову и улыбаясь доверчиво и открыто.Как бы извиняясь,приветствовал он всех страждущих и ждущих его в больнице.
Затем он скромно присел сбоку у моего стола.Я же попытался посадить его на должное его место в центре за столом,но все мои попытки оказались тщетными:
– Сидите,сидите!..– замахал он руками.
И потому я чувствовал себя несколько неловко,и,кажется,даже покраснел,как рак. Но,тем не менее,консультация началась.Стечкин был внимателен к каждому больному, бодрился,но,всё же,усталость брала своё.И мне даже показалось,однажды,что он на какой-то миг не смог побороть сон.Но это только на миг!Он тут же пересилил себя и лишь попросил марлевую повязку.Затем встал, вымыл руки и,ещё более внимательно,начал всматриваться в больных,не позволяя себе даже сесть.
И тут я понял,что он сам болен,что вовсе он не так стар,а сильно измождён работой!Заметив моё выражение лица,медицинская сестра негромко сказала мне:«Ничего,ничего… доктор часто простуживается,но работу не бросает…».Консультация продолжается долго,до одиннадцати часов вечера. Медицинские сёстры и санитарки давно уже ушли домой.Всех их ждали неотложные домашние дела.У многих мужья погибли на фронте.А дома – маленькие дети!Яслей и детских садов,да и школьных мест,тогда в посёлке было ещё мало.Большинство домов на Косой Горе отапливались углём.И нужно было на ночь протопить печи.И потому в квартирах было всегда тесно,холодно и душно.А многие ещё жили в подвальных и полуподвальных помещениях.И потому поздним вечером домой было плохо идти:улицы были темны,асфальтированных улиц было мало,дороги грязны,с глубокими ямами.
При дождливой погоде,буквально по колено в грязи,мы пробирались в больницу на работу.Там отмывались,так как галоши,которые были тогда в большой моде,только частично спасали нас от грязи.Кроме того,по посёлку ночью ходить было и просто опасно:хулиганство было обычным явлением,Косая Гора этим особенно славилась: хулиганы отбирали часы,одежду.Это случалось даже среди белого дня возле железной дороги,рядом с нашей больницей!Постоянно были случаи жестоких избиений,имелись случаи убийств.А при появлении в посёлке командировочных «домнаремонтников», которые съезжались на завод со всего Советского Союза,пьяные драки во много раз учащались.
И потому в тот самый мой первый рабочий день в нашей больнице Яков Сергеевич не пустил меня так поздно домой:«…Милок,одному идти опасно!».Он вызвал мне больничную машину из заводского гаража.«Дядя Жора!– обратился Стечкин к шофёру, который был,как мне показалось,ровесником,если ни моложе его самого,– отвези, пожалуйста,молодого доктора домой!». Дядя Жора(так тепло его звали все за его добрый и отзывчивый характер)отвёз меня на Стрекаловку(в частный сектор Косой Горы),где я тогда снимал комнатку для своей семьи.
О Стечкине тогда,да и позже,ходило много легенд.Думаю,что проработав рядом с ним с пятьдесят первого по пятьдесят пятый год,я имею право утверждать:это был исключительно обаятельный,очень интеллигентный человек.Он никогда не злоупотреблял своим авторитетом и положением,хотя имел заслуженную славу великолепного врача.Я не видел его никогда пьяным.Он не терпел никогда никаких «подарков».Его шутки с женским персоналом были безобидными.Однако,он очень любил разыгрывать молодёжь!Особенно женщин-врачей и медицинских сестёр.
В чём это проявлялось? Чаще всего, очень усталый и молчаливый Стечкин,иногда нарочито угрожающе прищуривал глаза,придавая своему голосу басовитые нотки, «пугал» охваченных ночной дрёмой сестёр:«Кто это спит в коридоре,сидя на стульях?!».Спросонья сестры подскакивали:«Извините,Алексей Ионович!».Они принимали его голос за голос главного врача Шилкина.А потом,поняв свою ошибку и зажав рот ладонями,чтобы не расхохотаться,не разбудить больных,убеждались,что это вовсе не Шилкин,а Стечкин!(У Якова Сергеевича голос был тихий и тонкий, вовсе не бас).Я сам был свидетелем таких случаев,когда,тогда ещё молодой и неопытный хирург,вызывал Стечкина в больницу.И он всегда являлся на помощь. Только одним своим присутствием он в больных и в меня вселял уверенность и бодрость.
Стечкин никогда не курил.Но иногда «баловался».Нюхал табак,держа его большим пальцем левой кисти в табакерке.Но нюхал он его только при насморке.А лекарств он никогда никаких не принимал.Иногда, во время консультаций,у него были сердечные приступы – он страдал стенокардией.Но вида не подавал!Прижмёт, бывало, он ладонь к своей груди(незаметно для неопытного глаза больного)сожмёт сильно зубы и замолчит,напрягая слегка мышцы лица.А через несколько минут он уже опять был,как говорится,в полной «форме».И продолжает проводить свои консультации.  Народ же к нему шёл толпой,на эти его консультации,всегда.
Сотрудницы поликлиники в связи с этим,особенно санитарки,часто «ворчали» на него:«Только вчера вечером помыли полы,а утром он уже грязный?!».На это Стечкин лишь отшучивался:«Милочки мои,Мария и Нюра,в следующий раз на приём меньше запишем!».И глядя на меня, строго указывал:«Товарищ Джагания!Записывайте не более пятнадцати человек!..».Но где там!..Как ни записывать,если больные стучали в двери его дома?(Он жил, как я говорю,возле самой больницы!).Стучали в ворота и камнями,и кирпичами!(Этот стук мы все в больнице слышали).Тогда он выходил к больным за ворота и писал мне записку:«Товарищ Джагания!Запишите ко мне…»
Таких записок на клочках бумаги было столько,что никто без консультации из больных не оставался. «Запишите к Сечкину…»,– говорили в регистратуре больницы крестьяне из дальних сёл,называя так Стечкина.Официально Стечкин только числился консультантом нашей больницы,а на самом деле он был её душой и стержнем,к которому всё крепилось.И после перевода в областную больницу И.А.Тумаяна(тоже столь известного врача)именно Стечкин был назначен заведовать хирургического отделения.И рабочие дни его в Косогорской районной больнице были:понедельник, среда,пятница.А во вторник,четверг и в субботу он работал в тульском военном госпитале.
Госпиталь тогда находился в том помещении,где сейчас расположена пятая городская больница.На улице Тимирязева.Этот межобластной госпиталь был открыт для долечивания участников и инвалидов Великой Отечественной войны.Иногда из этого госпиталя пациенты попадали на операции и в нашу больницу,где оперировал их Стечкин.Оперировал он много и в основном в самых сложных случаях.
Большие и сложные операции выполняли в Туле тогда лишь немногие хирурги.Это Пушкарёв,Дагаев,Робустов,Никифорова,Борисова и некоторые другие.А в районах области Козлов(в Ефремове),Сигельман(в Белёве).В отличие от всех них,Стечкин был не хирургом узкой специализации,а универсалом,и выполнял лично все виды известных в то время операций.
В госпитале и в нашей больнице впервые именно им были выполнены самые сложные операции по резекции желудка,в том числе,и тотальные.То есть,полное удаление желудка!Он первый осуществил торакальные операции на органах грудной клетки. Искусно выполнял операции при врождённой кривошее и врождённой косолапости. Выполнял самые различные травматологические и гинекологические операции.
Якова Сергеевича часто приглашали на операции в Скуратовскую и в различные тульские больницы.По просьбам областного отдела здравоохранения ездил он и по районам Тульской области,помогать местным врачам.Оперировал всегда сидя,на крутящихся стульях.Прекрасно разбирался в анатомии.Операции выполнял безукоризненно.Наркоз был тогда несовершенным,и большинство операций проводилось под местным обезболиванием.И в нашей Косогорской больнице анестезию по Вишневскому внедрил Иван Акопович Тумаян.Стечкин же,в отличие от него, обезболивал в основном другим способом – регионально!Но иногда,он обезболивал тоже по Вишневскому,в зависимости от сложности операции.
Когда Яков Сергеевич готовился к операции,он как будто весь преображался. Выглядел более моложаво,энергичнее,чем обычно,вёл себя.Какой бы сложной ни была операция,его никогда не покидало самообладание.Каждая операция,сколь бы ни была она сложна,им тщательно и заранее продумывалась.В то время наша Косогорская  районная больница(позже ставшая медсанчастью КМЗ)была базой для проведения практики для студентов Первого Московского медицинского института.И студенты всегда удивлялись диапазону работы Стечкина.Кроме того,Яков Сергеевич вёл также судебно-медицинский приём,проводил судебно-медицинские вскрытия, рентгенологические исследования больных перед оперированием.
Кстати,наш рентгенолог Евдокия Ивановна Радина вспоминала,что она и стала заниматься рентгенологией под влиянием Стечкина.Что он и был первым рентгенологом на Косой Горе!И ещё мне хотелось бы сказать то,что если бы у него не было больше никаких заслуг,кроме той,что по его инициативе впервые в РСФСР была построена шлако-водолечебница на Косой Горе,только бы одно это обеспечило ему добрую славу!
Когда на Украине,в теперешнем Донецке,заметили,что тёплая вода,исходящая после охлаждения доменных печей,обогащённая разными химическими элементами,очень благотворно действует при суставных болях,то там и была построена лечебница.Как только Стечкин узнал об этом со своими коллегами,так поехал лично туда.А убедившись в полезности этого дела,тут же, приступил к внедрению этого на Косой Горе.И около заводоуправления КМЗ была построена очень хорошая(по тем временам) лечебница.Где лечили не только шлаковыми ваннами,но и привозной лечебной грязью. И это было ещё особенно ценно тем,что тогда было мало хорошо оснащённых курортов,здравниц и больниц,как сейчас.
Яков Сергеевич был очень культурным человеком.Никогда он не кичился своими успехами,а спокойно относился к славе.Я никогда не видел его злобным.Он никогда не сквернословил.Много читал,регулярно следил за медицинской литературой. Глубоко интересовался наукой,не только медицинской,но и  художественной литературой.Не был чужд искусству.Он прекрасно рисовал,от природы был способным художником.И мне довелось видеть его работы.В том числе, одну из них,ту самую, что заслужила специальный приз на выставке самодеятельных художников,проводимой в Москве.
Впрочем,все Стечкины были талантливыми людьми.Отец,тётя и дядя Якова Сергеевича были литераторами.Родился же Яков Сергеевич 1889 году,в Холмогорах(на родине Ломоносова),где его отец находился в политической ссылке.Учился Яков Сергеевич Стечкин в Москве сразу на двух факультетах:медицинском и юридическом. Одновременно занимался в школе живописи и ваяния.Мечтал стать психиатром.Но первая мировая война заставила его быть хирургом.
Не миновала его и Великая Отечественная война.Как член партии коммунистов, Стечкин был страстным просветителем.Его политинформации в нашем посёлке были наилучшими,он выступал с лекциями,беседами,давал не только медицинские советы, но советы из своего жизненного опыта и познаний.Умер же Яков Сергеевич Стечкин внезапно,ночью.Это случилось в апреле тысяча девятьсот пятьдесят пятого года. Хотя его кончины ничего не предвещало.Перед тем,вечером,он проводил нас после партийного собрания от больницы до «Горячки»,то есть,до моста и пруда с горячей водой от Косогорского завода и пошёл домой,что было рядом с больницей.А так как телефоны тогда в посёлке были не у всех,то лишь утром,придя на работу в больницу,всем нам о том сообщил дежурный врач Л.К.Хега.
В день похорон косогорцы прощались с Яковом Сергеевичем Стечкиным в клубе имени Ленина,самом почётном месте посёлка.А затем,казалось,что вся Тула прощается с ним в Тульском Доме санитарного просвещения.Похоронен он на территории кладбища церкви Всех Святых.
Дальнейшая судьба его семьи такова:младший сын Якова Сергеевича Стечкина погиб на Великой Отечественной войне,другой сын,Олег,тоже воевал,фронтовик.После войны он учился,был заведующим кафедрой марксизма-ленинизма в Тульском политехническом институте,работал на кафедре философии в Тульском педагогическом институте, доцент,кандидат философских наук,позже персональный пенсионер.Кстати,Олег Яковлевич был первым редактором нашей районной косогорской газеты «Голос стахановца»,номера которой я ещё застал на Косой Горе.
Хорошо известно всем имя ещё одного сына Якова Сергеевича – Игоря Яковлевича.Он Лауреат Государственной премии.Создатель пистолета «Стечкин»,который сегодня на вооружении в нашей армии.Дочь – Евгения Яковлевна,тоже интересная личность.Она – архитектор!Это тоже довольно интересная профессия,требующая творческой мысли и глубоких знаний.
Нельзя не сказать здесь и о брате Якова Сергеевича Борисе Сергеевиче Стечкине – известном изобретателе ракет,стоящего у истоков ракетостроения вместе с Королёвым.Удивляясь и восхищаясь творческим потенциалом семьи Стечкиных, учитывая все заслуги Стечкиных перед нашей Родиной,хотелось бы выступить с ходатайством перед городскими властями о присвоении одной из улиц посёлка имени Стечкиных.А на доме Стечкиных,что стоит рядом с больницей,вывесить памятную доску,а сам дом сделать музеем этой замечательной семьи.
Б.Джалагания.
Лит. обработка
А. Бочарова.
1995.